18:14 

Анабиоз. Глава 6

Бенехиме
Молчаливость и скромность — качества очень пригодные для разговора.
Название: Анабиоз.
Автор: .Q-hime
Бета: walker.hitomi <3
Персонажи/Пейринги: Юллен, Альманда, Токуса/Мадарао, Четырнадцатый и т.д.
Рейтинг: пока PG обыкновенное
Жанр: драма, чутка экшн
Состояние: на стадии написания
Размер: макси(?7)
Дисклеймер: Хошино Кацура’s .
От автора: я допускаю возможность, что каким-то чудом план Графа «Три дня тьмы» не сбылся, все живы-здоровы, но в курсе Первого Чрева.
п.с.
в этой главе речь пойдет о какой-то антинаучной фигне.

- Завтра Совет в Черном Ордене?
- Да, кажется.
- Это по поводу Канды Юу и других Апостолов?
- Я знаю не больше твоего, но, думаю, это тоже там перетрут.
- Говорят, они собираются обнародовать правду о пробуждении Первого Чрева.
- Да ладно? Я бы тоже от правды не отказался…
- И люди из Ватикана там будут…
- Интересно? – Алма вздрогнул. Он не сразу сообразил, что голос Мадарао раздался по эту сторону двери, и тут же отпрянул от замочной скважины.
- Совсем нет, – соврал он, опуская глаза в пол. Ростом он был почти с Третьего, но ему продолжало казаться, что Мадарао смотрит на него сверху вниз, может, осуждает, или, что хуже, ему все равно.
- Вот как. Я искал тебя, есть хочешь? – Алма не дослушал его и двинулся вперед по коридору.
- Нормальную еду, в которую можно добавить майонеза для вкуса? – От неожиданности вопроса экзорцист немного опешил.
- Нет. Конечно, нет. Как всегда, биодобавки.
- Жаль… Мадарао, а французская кухня… какова она на вкус?
- Я ни разу не пробовал ее. Но, наверное, хороша.
- А я часто видел во сне, как ем французскую еду, – довольно повествовал Алма. Теперь он почти несся вприпрыжку, видимо, окрыленный собственными словами. – Правда, выглядела она не очень. Но на вкус совсем как майонез…И Юу там был…Интересно, а он пробовал нормальную еду?
- В Черном Ордене все экзорцисты едят нормальную еду… - Третий и сам поражался неиссякаемому запасу своего терпения. Слова Токусы про «няньку» наполнились нехорошим смыслом.
- Хотел бы я побывать там.
Вечер был холодным, вырывал пар изо рта. Прижавшись спиной к серой стене, которая тонула в бархатном синем небе, Алма сильнее укутался в накидку. Мадарао молчаливо возвышался рядом, в полумраке бледнели только его губы. По стеклу маски отражением тянулось искаженное лицо Первого Чрева.
- Мне нужно попасть на Совет, Мадарао, – голос Алмы дрогнул. Мадарао сразу понял, что это не просто озвученное в пустоту желание, а самая настоящая просьба. В первый раз кто-то о чем-то просил Третьего экзорциста. Вернее, нет… Он часто слышал мольбы о помощи на миссиях, но разве слова Кармы можно сравнить с криками «Спасите-помогите»?
- Это невозможно.
- Если ты не хочешь мне помочь, то я сам придумаю, как проникнуть в Черный Орден, – тем же тоном произнес Алма. Ребячество, детское безрассудство. Но сейчас Мадарао был рад, что у него на лице маска.
- Это невозможно. Если ты попытаешься, то тебя изолируют.
- Но разве я не имею права знать, что происходит на самом деле? – отражение Алмы накренилось, дрогнуло и исчезло с поверхности, когда его надсмотрщик отвернулся.
- Апостолам не обязательно знать слишком много.
Глаза Кармы расширились от удивления. Губы невольно разъехались в глупой улыбке, из груди вырвался смешок, затем другой. Проглотив хриплый смех, Алма почти закричал:
- Слишком много? Да ты, наверное, шутишь! Ты…ты представляешь, каково это… уснуть, а проснуться девять лет спустя? Ты…ты…ты же шутишь, верно?
По срывающемуся голосу Мадарао с тоской предположил о вероятности того, что подопечный его сейчас разревется, однако велико было удивление, когда, обернувшись, он не увидел перемен.
- Это касается всех. Если бы экзорцисты знали, что происходит за кулисами… стали бы они сражаться? – маска была снята, и на сей раз на стеклянной поверхности отражался уже сам Мадарао. – Нам, Третьим, возможно, проще. Правда может быть любой, – он уткнулся глазами в затылок Алме.
- Я не верю тому, что мне сказали после пробуждения. Я не верю, что впал в кому из-за неудачного теста на синхронизацию. Как и не верю тому, что все те люди из научного отдела, которых мы знали с Юу, погибли из-за нападения Акумы на Центр… И, если ты мне не поможешь, Мадарао… - воздух разрезало блестящее лезвие, острие которого едва ли не уткнулось Третьему в глотку. Рука Кармы пошла дорожками вен, вспухла — над ладонью чарующе блестел клинок. – Мне придется тебя убить.
Ветер наконец напомнил о себе. Он низко выл где-то в переходах, будто аккомпанируя тому, что происходило в плену высоких бесцветных стен. А Мадарао не знал, как поступить. Противоречия в нем достигли своего апогея. Приподняв бровь, он смотрел на лезвие глазами случайного прохожего, который стал свидетелем полнейшего сюра, но решение к нему пришло быстро. Прижав руку к груди, Мадарао склонил голову перед Алмой.
- Благодаря тебе, я имею честь служить высшей цели, как настоящий Апостол…
- Именно, – Карма не скрывал своей радости, хотя руку с оружием не опустил. – Считай, что ты у меня в долгу, и ведь я прошу всего ничего.
- Попасть в Черный Орден и проникнуть в здание Совета, конечно, нелегко. Но куда сложнее вернуться назад.
Рука вновь приобрела человечность. Разминая пальцы, Алма, наконец, почувствовал легкий конфуз, увидев Мадарао почти в коленопреклоненной позе.
- Об этом не волнуйся, вернусь как-нибудь.
- Если не вернешься, меня отдадут под Трибунал.
- Я же сказал, что вернусь. И еще… - изуродованное лицо подернулось улыбкой. – Я не верю, что ты боишься меня, Мадарао.

* * *
Непомерно высокая пшеница хлещет тяжелыми колосьями по щекам, вырастает золотой стеной из хрустящей под пятками земли. Юу бежит, не разбирая дороги – след все еще тянется за ним, трещит сухая трава, а теперь остро пахнет кровью. Солнце висит здоровенным яблоком над макушкой, брезжит вперемешку с тенью на подступающих пшеничных волнах. А голос за спиной все громче, все настойчивее, глубже. Откуда ни возьмись камень под ногами – Юу подавился горячим воздухом, прежде чем его занесло, и нехорошо щелкнула лодыжка. Распластавшись на животе, мальчик откашлялся, вдохнул густой запах земли, перевернулся на спину. Синева обожгла глаза. Хрипло выдыхая, он предпринял попытку подняться на локти: чуть свело лопатки, загудели ноги и голова — Юу откинулся на сломанные падением колосья, тяжело вздымалась грудь, горело лицо, к которому прилила кровь, стучало в висках. Где-то совсем близко хрустнуло. Солнце ослепило — юноша прикрылся от него ладонью: лучи проскальзывали сквозь тонкие щелки меж пальцами, искрились, истончались. Юу расслабил ладонь — пальцы потонули где-то высоко в небе. Шаги затихли у его изголовья, и чей-то силуэт преградил путь к солнечному свету.

* * *
Ну вот опять игра в «гляделки». Придерживая вентиляционную решетку, облепленную ржавчиной, Лави уставился на Аллена, заговорщицки подмигнул ему. Уолкеру идея по вкусу не пришлась. Линали замаялась стоять на стреме и выглядывать из-за угла.
- Боюсь, заметят! – этот аргумент Аллен приводил уже третий раз. Книжник вздохнул, звучно опустил решетку на пол. Из люка тянуло приторной сыростью.
- Я не понял, ты хочешь знать правду или нет? Тебе всего два раза повернуть налево, потом направо, а там уже и комната Совета!
- Ну так-то оно так, – пробурчал мальчик, внимательно изучая извилистые влажные ходы вентиляции.
Лави вновь возмутился:
- У нас еще план «бэ» есть: переодеться в Воронов и проникнуть, дескать, официально, – Уолкер уже осторожно погружался в узкий неудобный пролет. И очень вовремя – Линали махнула рукой — решетка сиюминутно вернулась на место, и ребята из научного отдела, разнесшие кофейное благоухание по коридору, только мило улыбнулись двум экзорцистам, которые нашли время топтаться этажом выше над залом, где уже началось Собрание.
* * *
Комуи опустил на стол взмокшие от волнения ладони. Священнослужители сидели аккурат напротив него, жеманно улыбались, попеременно обращались к Рувелье – тот сегодня был просто нарасхват. Наконец Инспектор заметил отсутствие пустых стульев за круглым столом.
- Ну, пожалуй, все, – маслянистые глаза обвели взглядом присутствующих. - Предлагаю начать с подробностей вторжения в Центр. Как вы знаете, с тех пор прошел уже месяц, а отчета так и не последовало. Увы, до сей поры мы вынуждены были содержать все в строжайшей секретности. Ну… теперь уже смело можно делать выводы, не очень приятные. Итак… Почему нападение сорвалось? Почему Граф отступил? Что случилось с Темной Материей?..
Рувелье покосился на Бака – его рука моментально взлетела в воздух.
- Смотрителю Азиатского Отделения есть, что сказать? – священники обменялись кривыми улыбками на изможденных лицах.
- Скорее, спросить, – скрипнул стул — Бак поднялся. – Что случилось с Первым Чревом? Алма Карма, он…мертв?
Волна шепота напомнила шелест сухих листьев, поднятых незадачливым ветром.
- Что ж вы несетесь впереди паровоза? - Рувелье развел руками, и шепот успокоился. – Нет, Алма Карма жив. Более того, я уполномочен официально заявить, что мальчик пришел в себя и сейчас проходит реабилитацию в Центре.
Очки сползли Комуи почти на самый кончик носа. Старик Жу, до этого напоминавший восковую фигуру, недвижимую, с густой белизной седины, оживился, раскрыл обрамленные морщинами бесцветные глаза.
- Реабилитацию? Вы… вы что, не понимаете?! – его высокий, клокочущий голос пробирал до костей. – Этот мальчик давно потерял свою человечность.
- Смею Вас заверить, Жу Мей, что…
- И в том, что это произошло, виноват Центр! – не успокаивался старик, в упор не замечая Бака, который тянул его за рукав халата. Рувелье опасно нахмурил брови – выслушивать подобные обвинения в присутствии людей самого Папы он был не намерен.
- Довольно… - проронил Инспектор, через силу улыбаясь. – В данный момент мальчик не представляет для нас опасности. Его память не восстановилась после анабиоза.
- Это не значит, что угроза исчезла совсем.
- Разумеется, не значит. Но к этому времени мы сумеем найти выход из ситуации.
- Сомневаюсь, что нам известны хоть примерные сроки… - протянул Бак. – Тогда вопрос вдогонку: когда проснулся Алма Карма?
- Кхм, - вежливо прочистил горло Рувелье. - Да вы мне и рта раскрыть сегодня не даете, уважаемый. Я собирался плавно подобраться к этому разговору, когда начал с нападения, - в его словах так и сквозила обидная мораль.
- Первое Чрево очнулось во время операции Ноев. Скажу больше – благодаря этой счастливой случайности я имею честь находиться здесь сейчас. Я ведь был там и видел все своими глазами.
- В таком случае, что же произошло на самом деле? – поинтересовался генерал Тидолл. Он сидел по правую руку от Мари, иногда поглядывая на своего ученика сквозь выпуклые стекла очков. Мари же держался спокойно, как обычно, даже проявляя некоторую заинтересованность, уголки его губ чуть подергивались, словно он отчаянно сдерживал неуместную улыбку.
* * *
- Ну вот, теперь и с этим разобраться можно, – Ривер, уподобившись пианисту, уронил на клавиатуру пальцы. Табло Ковчега погасло, черная дверь вздрогнула на прощание и сгинула. Откинувшись на стуле, руководитель закрыл глаза, под которыми залегли глубокие синие тени, прижал к губам кружку. К сожалению, Риверу нельзя было просто взять и заснуть, отключить мозговую деятельность, работавшую в режиме «нон-стоп». Да и не давали ему – вот Джонни что-то требует, вроде кричит негромко, а по расстроенным бессонницей нервам как ногтями по стеклу.
- Чего ты там нашел? – откликнулся кто-то из персонала, заглядывая в коридор. Джонни выглянул в своих смешных очках. Пресловутая вентиляционная решетка поблескивала в его руках — сам он выглядел растерянно. Ривер уставился на находку.
- Эм… и? – наконец спросил кто-то из коллег.
- Лежала в коридоре, – оправдался Джонни.
- Ну так верни на место, сюда зачем ее тащить?! – выпалил кто-то, не отрываясь от монитора. Джонни пропустил это мимо ушей.
- А вам не кажется это странным? – допытывался он. Бравый научный отдел зашумел, отмахиваясь от мальца с его глупостями.
- Нет, это нехорошо как-то, но сейчас в Ордене полно Воронов, которые следят за безопасностью. Мне вот интуиция ничего не подсказывает, так что… - Ривер отвернулся. - Верни, где росло.
Решетка недовольно скрипнула, когда Джонни накрыл ей люк. Поднявшись с колен, юноша стряхнул с ладоней ржавый налет и неторопливым шагом направился в лабораторию. Вслед ему грустно выл сквозняк.
* * *
Аллен выругался про себя. И слава Богу — в этих узких и холодных вентиляционных шахтах эхо, как в горах. Не шуметь, впитывать сырость и двигаться по-пластунски в замкнутом пространстве, где даже голову поднять представляется проблемой, было отнюдь не в радость. А еще непроглядная темнота, в ней тонет пучок света от слабого фонарика – спасибо Лави, который всучил его вдогонку Уолкеру. Перед глазами нарисовалась развилка, кажется, последняя. Быстро же Аллен добрался до заветной цели, отметив, что иногда просто замечательно быть Стручком. Окошко вентиляции в зале Собрания обозначилось редкими полосками света. Мальчик замер на локтях, сглотнул тугой ком, приблизил глаза к решетке.
- …. вопрос вдогонку: когда проснулся Алма Карма?
Увидеть он смог только темный угол помещения, зато голоса звучали уверенно, доступно. Сейчас, кажется, говорил Бак. Осталось только устроиться с комфортом настолько, насколько позволяет окружение и жадно впитывать информацию.
* * *
- Я не могу сказать точно, в чем состоял План Графа от начала до конца, но вряд ли бы Центр остался стоять на своем месте. В семье Ноев произошел ряд реинкарнаций, у Графа появилась новая необычная сила, не без помощи которой он собирался пробудить Первое Чрево, – Рувелье сцепил пальцы в идеально белых перчатках, опустил на них подбородок. - И страшно даже предположить, что бы могло случиться, если бы не чудо. Знаете, теперь я даже верю в чудеса…
- Это Всевышний к нам милостив, на все Его воля, – промолвил один из священников.
- Разумеется. В момент пробуждения Алмы Кармы возникла некая аномалия. Что вы знаете о консонансе, уважаемый Бак Чан? – Инспектор уставился на Бака, который даже растерялся слегка. Однако на помощь пришел Мари, который доселе не издал ни звука.
- Если говорить кратко, то это – созвучие, даже соитие.
- Да… кому, как не экзорцисту с идеальным слухом, знать об этом, - проронил Рувелье таким тоном, будто это было слишком очевидно. – Грубо говоря, Чистая Сила и Темная Материя также поддаются этому явлению. Уже доказано, что Чистая Сила может резонировать, как в соединении с клетками Акума, так и сама по себе, в зависимости от своего хозяина. Мы наблюдали это не раз.
- Вы хотите сказать, что резонанс Чистой Силы сделал из Алмы чудовище? – не без скептицизма поинтересовался другой священник. На сей раз ему задумчиво ответил Комуи.
- Вполне возможно, именно поэтому экзорцисты способны проходить критическую точку. Резонанс… Таким образом, эти силы можно рассматривать в подобном свете? Как волны? – его голос наполнился детским волнением. Даже догадываясь об этом раньше, Комуи все равно испытал приятное удивление. Бак спрятал в горячих ладонях лицо, и шевелились только его губы.
- Иными словами, когда происходит «консонанс» Чистой Силы и Темной Материи, они нейтрализуют друг друга? Напоминает явление поляризации…
Все уставились на Инспектора. Пошевелив усами, тот кивнул головой и произнес одно единственное слово, тщательно проговаривая каждый слог:
- Действительно.
- Тогда почему раньше этого не происходило? – негодовали последователи Ватикана, активно жестикулируя. - Разве экзорцисты ни разу не сталкивались в схватках с Ноями? Почему же прежде не было никакой нейтрализации и так далее?
- И правда…- прошептал Комуи, подняв глаза на Линка. Тот молча, взглядом загнанного в угол агнца, изучал потолок, стараясь не заглядывать в чужие лица.
- Мы считаем, что этому есть одно единственное объяснение. Аллен Уолкер. Канда Юу. Алма Карма. Между ними существует необычная связь, я бы даже сказал, удивительная…
- Так, стоп, – Комуи принялся протирать окуляры очков краешком рукава. – Выходит, это и есть истинная причина, по которой Центр положил одного из лучших экзорцистов в анабиоз?
Рувелье только руками успел развести – в воздухе пронесся глухой стук, переходящий в шелест. Вороны сверкнули стеклянными масками, оглядывая комнату. Уголки полных губ Мари чуть дрогнули. Молчание наконец отпустило.
- Я не хочу встречать такое недоверие с вашей стороны. Все, чем занимается Центр, имеет прямое отношение к победе над Тысячелетним Графом.
Шепот священников раззадорил Ли еще сильнее. Обида от несдержанного обещания вскрылась, как старая рана, болезненно, неприятно.
- Поэтому от прочих отделений так много утаивают? Сдается мне, Вы еще и половины нам не рассказали.
- На Вашем месте я бы устыдился, простите, «тыкать носом» в подобные проступки Центр. Тот, кто владеет, информацией, сами знаете, какое место занимает в мировой иерархии. Да и Черный Орден на руку не чист…Говард как раз приготовил один прелюбопытнейший отчет.
Линк дрогнул, вынырнул из раздумий, прижал ладонь к губам, чтобы проверить на профнепригодность свой собственный голос. Вроде все в порядке. Стоило ли сомневаться, что речь пойдет о Четырнадцатом? Комуи сразу это понял. Вернее, нет. Знал с самого начала, разве мог Ватикан, направивший сюда этих беспокойных стариков, спокойно смотреть на то, как рушатся их затертые до парафинового блеска идеалы, как «несчастный агнец погружается во тьму скверны, агнец, который должен нести спасение и надежду». Тьфу. Но неужели спасение? Линк и рта раскрыть не успел, как где-то что-то лязгнуло. Это была шумная, звонкая, будто возня огромных мышей, гремящих где-то в застенках. Вороны, как опытные совы, выслеживающие в темноте свою добычу, одним лишь поворотом головы нашли свою цель.
- Это из вентиляции, – шепнул Бак. Мари скосил тяжелые брови на переносицу, обернулся и уставился закрытыми глазами на Комуи. Тот и не сразу понял, что от него хотели, зато экзорцист ощутил себя не только слепым, но и немым, а ведь очень хотелось сказать: «Смотритель, кажется, я слышал голос Аллена. Что делать будем?»
- Да, Мари? – вежливо, с ноткой явного непонимания спросил Комуи. Благо с логикой у любителя макулатуры и кофе все было в порядке. Очки радостно поехали с носа, как только поразившая Ли мысль страхом сузила зрачки.– Только не говори мне, что…

@темы: Слеш, Фанфики, Интернет, Аллен Уолкер/Канда Ю, D. Gray-man

URL
   

~Обманчивая Реальность~

главная